История и быт страны глазами путешественника

ДОМ, В КОТОРОМ ЖИЛА СЕМЬЯ БУЛАТА ОКУДЖАВЫ. НИЖНИЙ ТАГИЛ.

Дом на улице Карла Маркса 20а находится во дворе обычных пятиэтажек. Проезжая просто по улице Карла Маркса его увидеть не возможно. У нас все вышло совершенно случайно. Просто нужно было пристроить куда-нибудь машину, чтобы спокойно пройтись по этой улице, где стоит не мало старинных домов, особнячков. Ну, вот и свернули во двор. А там, среди скучных стандартных домов увидели этот краснокирпичный дом. Он выбивался из окружающего пейзажа, казалось, что этот старый дом вырвали откуда-то и перенесли сюда с неведомой целью. Подойдя ближе, я с удивлением увидела мемориальную доску с надписью, что в этом доме с 1935 по 1937 гг. проживала семья Булата Окуджавы. Удивлению моему не было предела, имя поэта, певца, сценариста и т.д. для меня прочно связано с Москвой, Арбатом. Помните, « Ах, Арбат, мой Арбат, ты- мое призвание Ты- и радость моя, и моя беда.» На Арбате, кстати, есть замечательный памятник Булату Окуджаве.

… Моя комсомольско-туристическая молодость пришлась на конец 70-начало 80-х. Песни Окуджавы у костров под гитару мы уже не пели. Больше Митяева, Визбора, Высоцкого. Но Окуджаву знали , конечно, все. И стихи его бывало, звучали. Если кто-то начинал исполнять что-то из «Окуджавы», редко получалась совместная спевка. Хотелось просто послушать. А после начинался разговор… и порой до самого утра. Чудесное время, молодость. … С домом, одиноко стоящем во дворе на ул. Карла Маркса, все прояснилось. Когда там проходила целая улица и называлась она Банная. Стояли на ней деревянные дома, принадлежащие мастеровым Н-Тагильских заводов. Но постепенно улица застраивалась и появились на ней добротные купеческие дома. А саму улицу в 1912 году переименовали в Успенскую, а уж после революции и гражданской войны в ул. 8-е Марта. В 50-е годы стали возводить новые многоэтажки , и значительная часть улицы исчезла, а сейчас и вся она пропала с карты города. Вот так дом, в котором когда-то жила семья Окуджавы оказался затерянным среди современных построек.

… В Нижний Тагил Шалва Степанович Окуджава « бежал» от конфликта с Берией. Тогда истинному партийцу Шалве Окуджаве и его жене Ашхен этот конфликт казался произволом одного нечистоплотного партийца Лаврентия Берии, в партию в целом, они свято верили. Назначению в Нижний Тагил способствовал Серго Орджоникидзе. Он тогда возглавлял наркомат тяжелой промышленности, а в Нижнем Тагиле как раз развернулась грандиозная стройка- строили вагоноремонтный ( вагоностроительный) завод. В 15 км от Нижнего Тагила «… на грандиозной вырубленной поляне в вековой тайге выстроились в ряд бараки, простирались засыпанные снегом котлованы под будущие цеха. Еще только планировались 2-х этажные брусковые дома для инженеров и техников, но уже закладывалось круглое дощатое здание заводского клуба».

Впрочем для парторга строительства ( а Окуджава был назначен именно парторгом) специально построили брусковый дом. Сюда Шалва Степанович и перевез свою семью: жену, сына и тещу.

Ашхен, тоже Степановна, работала в райкоме партии Нижнего Тагила. Бабушка приглядывала за внуком. Булат быстро освоился на новом месте, появились друзья и даже «дамы сердца». Одна из нах Леля Шамина ( уж не из той ли семьи именем которой была названа целая улица в городе?). В своей книге « Упраздненный театр. Семейные хроники», пребывание в Нижнем Тагиле Булат Шалович описывает как вполне беззаботное ( ему было тогда (9-13 лет), если бы не одна история. У отца Булата был браунинг. Конечно, отец и показал и рассказал ,как с ним обращаться, но трогать его без спроса и выносить из дома строго на строго запретил. Но скажите мне кого и когда такие запреты останавливали. И один раз, в азарте игры Булат не только вынес браунинг показать друзьям и покрасоваться перед очередной «дамой сердца», но и начал делать вид, что стреляет. Как, говорят, на грех и вилы могут выстрелить, а тут заряженный пистолет. Вот он и выстрелил, и попал в одного пацана, по имени Афонька Дергач. Афонька не был одноклассником Булата, он уже вовсю работал, хоть и был его ровесником. Пуля прошла навылет, мальчик остался жив. А Булата пакуда тут разбирались, отправили в Грузию к родственникам. Вернулся он тогда, когда уже все утряслось. Надо сказать, что Шалва Степанович тогда уже был первым секретарем горкома партии Нижнего Тагила ( с 1935 года). А вот интересно, если бы все случилось с точность до наоборот, и Афонька Дергач подстрелил сына первого секретаря горкома? Все так же спустили на тормоза?

Политическая ситуация в первой стране Советов менялась на глазах. Первыми попали под раздачу братья Шалвы Степановича. С его родственниками дела обстояло так. Шалва Окуджава, как пишут все официальные источники, в том числе и Булат Окуджава в своих «…. Семейных хрониках», был из бедной семьи. Мать прачка, а отец вовсе безработный и к тому же пьющий. Но он был грамотным. И потому зарабатывал написанием для соседей и жителей Кутаиси жалоб, прошений и т.д. Вопрос, откуда у прачки и «писаря» деньги на обучение 8-рых детей в гимназии, где обучение было платным? Мне не понятно. Брат Шалвы, Владимир был в молодости анархистом-террористом, скрывался в Швейцарии, вернулся в Россию вместе с Лениным в опломбированном вагоне ( его фамилия числится в списках). Другие братья Михаил и Николай были частниками левой оппозиции в Грузии. Конечно, может быть ,эту оппозицию им приписали для обоснования ареста. А вот Александр был белым офицером, служил у Врангеля, кажется. Ну, с этим братом все ясно. А сестра Ольга была человеком совершенно далеким от политики, женой известного в Грузии поэта, к моменту ареста уже очень больной человек. И все-таки её арестовали, таскали из одной тюрьмы в другую, расстреляли в 1941 году в городе Орле. Братьев расстреляли в 1936 году. Когда Шалву Степановича назначили первым секретарем Нижнего Тагила, семья переехала в новый дом, тот самый, который стоит сейчас на ул. Карла Маркса 20а.

Это жилье уже было со всеми удобствами. Вот как описывает дом Булат «… было здесь все. В самой большой комнате- стол посредине и диван у стены. Приемник «ЭЧС-2», по нему можно было слушать радио

 

Коминтерн» из Москвы. Был еще папин кабинет со старым диваном, с небольшим письменным столом и канцелярским шкафчиком, в котором стояли книги. Дальше по коридору размещалась маленькая комната, в которой устроился счастливый Ванваныч ( это Окуджава про себя). У него там была железная кровать, маленький стол, маленький шкафчик, а на нем книги. Еще была комната для бабуси. В конце коридора расположилась большая кухня с громадной кирпичной печью и плитой на ней. Угол кухни занимал объемный дубовый чан, в котором хранились запасы питьевой воды. Внизу располагался полуподвал, где жил дворник. Построил дом ,как пишет Б. Окуджава «… какой то купчишка…» Скорее всего, так считают Ни-Тагильские краеведы, строил этот дом подрядчик Белов. К сожалению, ни имя, ни фамилию не указывают. И, если подрядчик Белов, был представителем известной в Нижнем Тагиле фамилии Беловых, то зря знаменитый поэт и писатель выразился о нем так презрительно. Документы с упоминанием этой фамилии известны с 18 века. Беловы занимали руководящие посты в различных производственных и управленческих структурах Нижнетагильских заводах. Известен медик Потап Белов, управляющий золотыми приисками Гаврила Иванович Белов, архитектор автор памятника Карамзину в Нижнем Тагиле Алексей Гаврилович Белов, управляющий «экономической» частью Н-Т заводов Дмитрий Васильевич Белов и др. Наверняка в этом большом роду нашлось место и подрядчику.

Времена, когда Шалва Степанович стал во главе горкома партии Нижнего Тагила, простыми никак не назовешь. Писатель Сергей Давлатов сказал: « Во мраке так легко потерять ориентиры». Дествительно, все было так неоднозначно. Вот смотрите, с одной стороны был построен, несмотря ни на какие трудности огромный завод, начали строительство жилых домов, больницы, вырос клуб для работников завода. Я прочитала, что планировалось возвести целый городок для рабочих, где не было бараков, а стояли отдельные дома, светлые и чистые. Как сейчас бы сказали, коттеджный поселок. А с другой ,в 1936 году с подачи Ш. С. Окуджавы и по решению парторганизации города взорвали один из красивейших соборов Урала-Входо-Иерусалимский собор.

На него была выписана «охранная грамота» подписанная Луначарским, как на исторический памятник. И все равно взорвали. И еще Введенская церковь, тоже разрушили в 1936 году. И если судить по , на неё тоже надо было выписывать «охранную грамоту

… Первым арестовали директора Уралвагонстроя Лазаря Марьясина и нескольких его заместителей. А 18 февраля 1937 года взяли и Шалву Степановича. Интересно, что в этот же день в Москве застрелился Серго Орджоникидзе. Дела тогда просто стряпали один за другим. Вот и это дело « О деятельности троцкистской организации на Уралвагонстрое» испекли как пирог с вишней. Арестовано по этому делу было около 2000 человек. Главные заговорщики и враги народа, среди которых был и отец Булата Окуджавы- были расстреляны. Вот так одним махом прикрыли все недочеты в проекте строительства завода, нехватку финансирования и отсутствие квалифицированных кадров. « Арест ужасная ошибка, у нас с Шалвой много друзей в ЦК. Они помогут!-думала Ашхен Степановна, спешно собираясь в Москву, и увозя туда Булата, маму и маленького Виктора, который родился уже в Нижнем Тагиле. Она по наивности хотела попасть на прием к Берии. Когда-то в Грузии он ей сильно симпатизировал, так сильно, что Шалве это не понравилось . И это стало еще одной из причин бегства из Грузии. Попала ли Ашхен Степановна к Лаврентию Павловичу? Не ясно, где-то пишут, что он её принял и обещал помочь, где-то, что не захотел даже разговаривать. А разве это так важно? Важно другое. Ашхен Степановна была тоже арестована и долгие годы провела в тюрьмах и ссылках. … В 1994 году Булату Окуджаве в свердловском КГБ разрешили посмотреть дело отца

С маленькой фотографии на него смотрели родные грустные глаза, а знаменитый и не молодой уже писатель, поэт сидел и плакал. Так говорят, и я верю, потому что, когда моему папе так же дали посмотреть дело его отца, расстрелянного в 1937 году, он дня три ничего не мог говорить. Только сидел и смотрел в стенку. Дом на улице К.Маркса 20а несколько раз пытались снести

Ну, правда, чего он тут торчит посреди пятиэтажек? Но срочно понадобилось разместить где-то флюорографическую станцию. Это и спасло дом. В 2014 году здание из ведения Минздрава перешло в ведение Министерства культуры. Там было решено создать музейный центр «Дом Окуджавы» Открыли ли этот центр, я не совсем поняла. Когда я была в Нижнем Тагиле в мае 2017 года, то все двери были на замке, да и здание совсем было не похоже на музейное. Оно откровенно требовало ремонта. Но вот в прессе я прочитала, что торжественное открытие «Дома Окуджавы» состоялось. Надеюсь, жители Нижнего Тагила мне подскажут, открылся все-таки музей или нет. « Девочка плачет: шарик улетел Её утешают, а шарик летит, Девушка плачет: жениха все нет Её утешают, а шарик летит Плачет старушка, мало пожила А шарик вернулся, а он голубой.»

1 комментарий: ДОМ, В КОТОРОМ ЖИЛА СЕМЬЯ БУЛАТА ОКУДЖАВЫ. НИЖНИЙ ТАГИЛ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − пятнадцать =