История и быт страны глазами путешественника

ОТ ДВОРЯНСКОЙ УСАДЬБЫ ДО СЕКРЕТНОЙ ШКОЛЫ РАЗВЕДЧИКОВ

Усадьба дворян Топорниных в с. Кушнаренково Уфимской обл.

 

Река Белая бежит вокруг горы, а скорее холма под названием Девичий.
На этом холме стоит старинная дворянская усадьба. Построена она была Андреем Степановичем Топорниным. Удачное он выбрал место для своего дома. Река в этом месте петляет и делает крутой поворот, и те , кто по реке плывет, усадьба является во всей своей красе. Когда-то являлась. Сейчас сами видите, в каком она состоянии.
… Степан Егорович Топорнин был из помещиков Сызранского уезда. Топорнины русский дворянский род, внесенный в родословные книги Симбирской и Оренбургской губернии ( в те далекие времена эти земли принадлежали Оренбургской губернии). Часть земель, где расположено современное село Кушнаревское были отданы Степану Егоровичу за верную службу царю и Отечеству. А другую часть Топорнин старший прикупил уже сам у местных за 400 руб. Первоначально появились русские деревни Николаевка, Александровка, Дмитриевка. Они слились, и появилось село Степановка. Топорнин поселил тут крепостных крестьян из Симбирской и Пензенской губерний, построил на холме небольшой деревянный дом. Есть одна интересная байка, что деревня Соловьевка и её жители были выменяны на борзую собаку. Где-то в русской литературе я уже это читала, не могу вспомнить, где именно. Война с Наполеоном всколыхнула всю Российскую Империю. И так же, как и войну 1941-45 гг. никто по углам не отсиживался. Топорнины верные служаки царю и Отечеству тоже не остались в стороне. Про Андрея Степановича Топорнина сказано, что он воевал в составе Башкирских войск, был кавалером Ордена Святого Георгия, закончил войну подполковником. А вот про его брата более конкретная информация. Никонор служил в 3-ем Сенгилевском пехотном полку Симбирского ополчения в должности полкового начальника. И в это же ополчение был записан и 50-летний Степан Егорович.
После победы над французами, вернувшись в родное имение, Андрей Степанович ( видимо, отец к тому времени уже умер), перестраивает отцовский дом, превращая его во дворец
К главному дому примыкал двор, образованный конюшнями и другими хоз. постройками. Все было обнесено высоким каменным забором, скорее похожим на крепостную стену. Перед домом был разбит цветник с фонтаном. Дом обогревался сложной системой водонагревательных труб ( правда, возможно эту систему сделал уже второй владелец усадьбы купец Грибушин М.И.) А вот сад был заложен еще Топорниными. Одновременно с усадьбой была возведена церковь Покрова Божьей Матери. Она стояла на том же холме и составляла единый комплекс с домом. Семья у Андрея Степановича была большая и многоголосая. Жена Анна Петровна и 10 детей( 5 сыновей и 5 дочерей), так же в усадьбе жила мать Андрея Степановича, Афимия Алексеевна. Ей очень нравился этот каменный особняк, построенный сыном. Нравился и фруктовый сад, и березовая аллея, высаженная Андреем Степановичем специально к приезду Императора Александра I. В 1824 году Император Александр I решил совершить поездку по России. Он пытался составить личное представление о том, как живет Россия. В поездке он интересовался буквально всем: спускался в Миасские рудники, посетил Златоустовский завод, побывал в татарских семьях, в госпиталях, беседовал с осужденными и ссыльными. В этой поездке одним из посещаемых мест значилась Уфа. Дорога на Уфу во время дождей представляла собой не проходимое болото. Естественно, решили в скоростном режиме ( как это у нас всегда бывает) исправить дорогу. Со всех концов губернии согнали людей на её строительство. Андрей Топорнин как бы сейчас сказали , курировал этот ремонт. Вот он и решил участок дороги, которая проходила мимо его имения украсить березовыми насаждениями. Андрей Степанович так же был назначен распорядителем бала, устроенного в Уфе в честь приезда Императора. По преданию, Император, уставший от дороги, с удовольствием окунулся в бальную атмосферу. Много танцевал, шутил. Вместе с другими дамами высшего общества Уфы ему была представлена и жена Топорнина, Анна Петровна и две дочери Александра и Мавра. У семьи Топорниных был в Уфе дом на ул. Пушкина, а совсем не далеко на углу улиц Ленина и Чернышевского ( раньше Центральная и Уфимская) стояла усадьба Кунгурского купца и чаеторговца М.И. Грибушина
Именно Грибушин в 1865 году приобрел усадьбу в с. Степановка. Топорнино село стало называться в 1880 году. По этому поводу существует легенда. Мол, невзрачный «купчишка» заявился в усадьбу, и попросил продать её ему. Хозяин, Андрей Степанович, назначил немыслимую цену, а тот не торгуясь, прямо из-за голенища сапог вытащил деньги и отдал ошеломленному Топорнину. Это легенда, не более. Ну, во-первых, Грибушин не был «невзрачным купчишкой». Купец 1-й гильдии, меценат, почетный гражданин города Кунгура. У него там вот какой дом имелся
В 1856 году организовал собственное дело по торговле чаем и сахаром. А во-вторых, Андрей Степанович Топорнин умер в 1847 году, усадьбу продавали его наследники. Михаил Иванович Грибушин просто влюбился в усадьбу, жил здесь подолгу. Тут же в усадьбе организовал чаеразвесочную, устроил посадки зерновых культур, организовал производство крупы, торговал хлебом. Пристань около усадьбы стала главной хлебной пристанью по всей реке. Ни Уфа, ни Бирск не могли соперничать с ней. Но как он любил свой сад в имении! Не просто любил, а развивал и внедрял новые сорта яблонь. Он посадил 300 новых сортов саженцев.После революции на основе этого фруктового сада был создан опытный фруктовый сад (1926 г.) и открыт плодовоовощной техникум (1931 г.). Были выведены сорта яблок «Башкирская красавица» и «Саянец Титовой»
В разведении сада Михаилу Ивановичу помогал его сын Иннокентий. Он жил в Уфе, и запомнился там как меценат. Был попечителем местной церкви и приходской школы, оплачивал расходы пожарных, школы для глухонемых. В 1905 году у него случился нервный припадок, и он покончил собой в имении с. Топорнино, похоронен в Кунгуре. Его мать, Антонина Ивановна Грибушина, когда получила имение в наследство ( после смерти супруга), устроила там земскую больницу, и назвала её в честь сына Инокентьевской. На её же средства была возведена каменная церковь, вместо, обветшавшей старой. Вот фото церкви Покрова Пресвятой Богородицы, но эта новая, построенная в начале двухтысячных.
Эта была очень сильная женщина. Унаследовав дело вместе с сыновьями, она взяла его в свои руки учредив и возглавив торговый дом « М.И. Грибушин и наследники». Умерла Антонина Ивановна тоже в имении Топорнино в 1911 году. Тело по завещанию перевезли в Кунгур, чтобы быть похороненной вместе с мужем и сыном.
После революции имение было национализировано. Здание имения, который построил А.С.Топорнин, было столь основательно, что простояло бы еще долго, если бы не пожар 1994 года
Но прежде в биографии имения бала ещё одна страница. В годы Великой Отечественной войны в имении располагалась сверхсекретная школа разведчиков, которая называлась школой Коминтерна. В октябре 1941 Президиум Исполком Коминтерна (если кто подзабыл, Коминтерн это международная организация коммунистов разных стран), был эвакуирован в Башкиртостан. До 1943 года в Уфе работали Георги Димитров, Долорес Ибарурри, Морис Терез и др. В Кушнаренковской спецшколе ( село Топорнино было переименовано в Кушнаренковское в 1936 году) учились дети Коминтерновцев. Их готовили для заброски на оккупированные территории. Данные о школе засекречены до сих пор. В школе учился Маркус Вольф
Он стал руководителем восточногерманской разведки «Штази», и оставил свои мемуары, в которых есть не много сведений о спецшколе в Кушнаренково. «… Каждый из нас получил псевдоним, нам строго напоминали о необходимости обращаться друг к другу по новым именам. Я был назван Куртом Ферстером. Для подготовки к будущей нелегальной работе нас обучали обращению с огнестрельным оружием, со взрывчатыми веществами. Мы, курсанты, сдружились. Я не только познакомился с прелестной Амайей, дочерью Долорес Ибарурри и сыновьями Тита Тольятти, но и влюбился в Эмми Штенцер, дочь депутата Рейхстага». Почти все первые выпускники, выброшенные за линию фронта с самолета, погибли. Руководство поняло, что переправлять молодых коммунистов в глубокий фашистский тыл нецелесообразно. Вот сейчас точно не вспомню, но вроде в каком-то фильме про разведчиков такой эпизод был использован. В дальнейшем, стали отправлять за линию фронта через партизанские отряды, по одному, а не группой как в первый раз. Многие из курсантов школы стали руководителями Сопротивления в оккупированной Европе.
После войны в имении разместили СПТУ, а в1994 году случился пожар. Маркус Вольф приезжал в Кушнаренково в 2004 году.
Увидев здание без крыши и перекрытий, с мусорной свалкой внутри, был здорово, обескуражен. Пошли разговоры о восстановлении, Вольф обещал помочь, но не успел. Он умер в Берлине в 2006 году. А разговоры о восстановление так и идут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 7 =